: : Разделы сайта : :

: : Партнёры : :

: : Ещё интересное : :
: : Партнеры : :

Обратная связьСвязь с администрацией

•   » » Учебная подготовка танкистов "панцерваффе" и РККА 

Учебная подготовка танкистов "панцерваффе" и РККА

  • 13-11-2019, 14:10 Раздел: Статьи » Учебная подготовка танкистов "панцерваффе" и РККА

Вместо эпиграфа: по данным исследовательской группы генерал-полковника Кривошеева в 1941 году на фронте было потеряно 20,5 тысяч советских танков (Источник: "Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах." /Под ред. Г. Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993.) Потери немецких танков с 22 июня по 31 декабря 1941 года (по данным https://www.anaga.ru/poteri-nemeckih-tankov.htm): 2851. ПАНЦЕРВАФФЕ. Базовые принципы подготовки танковых экипажей были сформулированы в германском уставе бронетанковых войск, позже получившем определенное распространение и в танковых частях британской армии. Согласно этому уставу экипаж должен: осуществлять безукоризненное управление танком, как в дневное, так и в ночное время; максимально быстро открывать огонь и управлять им; осуществлять уход за танком и вооружением; хранить и поддерживать особый дух «танкового братства». Рассмотрим последовательно все эти факторы. Управление танком. Водители танка подбирались с особой тщательностью и, если на практических занятиях ученик не делал быстрых успехов, его немедленно переводили на другое отделение, например, на курс стрелков-радистов или заряжающих. После того как экипаж осваивал управление танком, его начинали обучать движению в составе других подразделений танковой дивизии, например, вместе с артиллерийскими или разведывательными частями. Следующим этапом было продвижение в составе смешанных колонн, сформированных из различных подразделений танковой дивизии. Такие колонны посылались на двух-трехдневные учения по специальным маршрутам. За точностью следования заданному курсу наблюдали опытные инструкторы-навигаторы. На заключительном этапе подготовки существовал суровый отсев плохо подготовленных кадров. Курсанты немецкой танковой "учебки" Скорострельность и точность огня Каждая операция наводчика танкового орудия и заряжающего была строго регламентирована по секундам, и инструкторы следили за тем, чтобы экипаж четко укладывался в отведенное время. Наводчиков танковых орудий тренировали опытные унтер-офицеры, безжалостно отсеивая тех, кто не подавал надежд стать хорошим стрелком. Боеприпасов в танковых школах не жалели, поэтому большую часть курса обучения составляли практические занятия. Уход за танком и вооружением. Обслуживание танка считалось одной из важнейших обязанностей экипажа. Так, водитель должен был хорошо разбираться в двигателе танка, стрелок и заряжающий были специально обучены прочищать и ремонтировать заклинившее орудие и т.д. «Надлежащий уход за машиной и вооружением гарантирует от поломок», - твердили инструктора танковых дивизий. Все члены экипажа, участвовали в уходе за танком, в заправке его горючим, в замене гусениц и катков. Во многом именно благодаря безупречному обслуживанию немецкие танки продемонстрировали столь высокие боевые качества в самых различных странах и климатических условиях. В условиях постоянной нехватки запчастей многим танковым экипажам приходилось возить за собой особо важные запасные детали. Так, в ходе войны с Советским Союзом экипажи возили с собой до 8 (!) запасных опорных катков, которые закреплялись по сторонам корпуса или за башней (обеспечивая к тому же дополнительную защиту от снарядов противника). Также приходилось хранить и порядка 6-12 запасных гусеничных траков и два стальных буксировочных троса. Кроме этого танковые экипажи запасались канистрами с резервным запасом топлива, а в некоторых случаях к танку цеплялся специальный двухколесный трейлер с горючим. Помимо этого вынужденного груза каждый танк возил с собой тяжелый ящик с рацией, камуфляжные сетки, шесты, палатки, спальные мешки и одеяла для каждого члена экипажа и запас продовольствия на 2-3 дня. Такая экипировка позволяла экипажу быть готовым к любым трудностям. Формирование «духа танкистов». Обучение в танковых школах непременно включало общую физическую подготовку. Будущие члены боевых экипажей участвовали в многокилометровых кроссах, выполняли другие физические упражнения. Согласно танковому уставу ценность танкиста во время войны наряду с его физической и боевой подготовкой определяется также его духовными и нравственными силами, прежде всего такими качествами, как хладнокровие, выдержка и находчивость. Здесь самое время сослаться на свидетельства очевидцев. Хорст Рибеншталь во время войны был механиком-водителем 1-го танкового полка и управлял всеми типами машин, начиная от первых PzKpfw I и кончая «Пантерами». Вот что он пишет о танковом братстве военного времени: «Если в России танк по каким-то причинам выходил из строя, механик-водитель единственный не мог покинуть своего отсека и вынужден был оставаться в танке как под палящим солнцем, так и в сорокаградусную стужу. Излишне говорить о том, что механик-водитель должен был в совершенстве знать свое дело, причем помимо высочайшей технической подготовки от него требовались и основы тактического мышления. Руководствуясь указаниями командира, механику-водителю надлежало максимально быстро занять удобную огневую позицию, давая стрелку возможность точно навести орудие. В бою от мастерства механика-водителя во многом зависела судьба всего экипажа. Танковый экипаж был дружной семьей, спаянной командой…Мы делили поровну радости и тяготы войны. Уничтожение вражеского танка было заслугой и гордостью всего экипажа… Если командиру танка приходилось принимать командование над новой машиной, он всегда старался взять с собой своего механика-водителя. Повторяю, танковый коллектив был нерасторжимым единством». Полковник в отставке Германн Ротт в 1938 году поступил курсантом в 5-й танковый полк, расквартированный в Вюнсдорфе под Берлином. Вот как он вспоминает о своем обучении танковому делу: «В первые месяцы важнейшей задачей была сдача экзамена по вождению танка. Обучение проводилось на танках типа PzKpfw I. Наши инструктора – кадровые унтер-офицеры – недвусмысленно дали понять, что не потерпят ни потери скорости на марше, ни соскочивших гусениц. За такие огрехи провинившийся должен был бежать вслед за танком по всему учебному плацу! Большинство из нас уже успели получить гражданские автомобильные права, и на первых порах было очень нелегко привыкнуть к тому, что в танке все устроено по-другому. Тем не менее мы с восторгом постигали эту премудрость и впоследствии, приняв командование своими танками, с огромным уважением относились к своим водителям. Управление танками типов PzKpfw I - PzKpfw IV требовало очень большой физической силы и выносливости. В первые годы войны условия для водителей были невыносимо тяжелыми. Летом – изнуряющий зной и пыль, зимой – лютая стужа. Добавьте к этому отвратительную видимость при закрытой броневой крышке смотровой щели – и вы, несомненно согласитесь с тем, что наши водители терпели нечеловеческие страдания. Именно этим объясняется особое отношение экипажа к водителю. Он всегда был окружен самым большим уважением и заботой. Только после появления «Пантер» и «Тигров» с комбинированным гидросервоприводом, от водителя стали требоваться искусство вождения, а не грубая сила». Как на деле выглядела служба в экипаже танка PzKpfw I? Об этом рассказывает полковник в отставке Альберт фон Боксберг: «Самая главная трудность состояла в том, что нам было приказано действовать с закрытой крышкой люка, без всякого дополнительного обзора, помимо того, что нам представляли узкие смотровые щели. Командиру танка приходилось либо всецело полагаться на своего водителя, либо прямо нарушать приказ и открывать крышку люка. Во время боя открытая крышка значительно увеличивала вероятность ранения в голову, однако мы относились к этому как к неизбежной плате за возможность видеть ход сражения. Вплоть до 1937 года подача сигналов и командование колонной осуществлялось при помощи семафора – шестью флажками, находившимися в каждом танке. Различные положения этих флажков в отверстии для сигнализации (в башне командирского танка) означали определенные приказы командирам подразделений. Каждого курсанта танковых школ в обязательном порядке учили языку сигналов. …Хорошо помню большие комбинированные маневры, которые проводились в 1936 г. под Мюнстером. Я был среди офицеров-посредников, наблюдающих за учениями. На небольшом автомобиле объезжал позиции, следил за наступлением танков и батальона мотопехоты. Все экипажи получили строгий приказ двигаться с плотно закрытыми люками, чтобы максимально приблизить маневры к боевым условиям. Первые сигналы флажками, поданные командирами взводов и рот, были приняты и исполнены безукоризненно. Однако по мере развития наступления все смешалось, танки поползли куда попало. Большинство закончили маневры столкнувшись с соседней машиной! Мы, наблюдавшие за ходом «сражения», прекрасно понимали, что суровыми выговорами ситуацию не исправить, и незамедлительно созвали заседание по итогам провалившихся маневров. Большинство офицеров разделили то мнение, что дело не в командирах, а в самом способе осуществления командования...» Разумеется, из всех практических занятий и учений немецкое командование делало соответствующие выводы. В ходе боевых действий во Второй Мировой войне выявилось неоспоримое превосходство немецких танкистов над противником в организации взаимодействия и управления на поле боя. РККА. По сравнению с немецкими танкистами практическому обучению советских танкистов всех уровней до войны придавали мало значения. Как следует из архивных документов, советское командование намного больше заботилось о сбережении ресурсов ГСМ и моторесурса боевой техники для предстоящей войны, чем о надлежащем обучении личного состава."Многие механики-водители к началу войны имели всего лишь 1,5-часовую практику вождения танков" (ИВОВ, 7, т.1, с.476). Основные тренировки механики-водители Т-34 под предлогом сбережения моторесурса техники проводили на танках Т-26, в результате поступавшие в войска Т-34 не были освоены экипажами. Выяснились также факты запрета на использование инструкций на новейшие танки на фоне параноидальной шпиономании, таким образом, танкисты не получали нужные им учебные материалы. Плохо обученные советские экипажи часто просто не могли завести танки, устранить даже простую поломку. Из-за низкой надежности и слабой подготовки экипажей значительная часть потерь танков была именно небоевой. Танки часто были вынуждены уничтожать или просто бросать при невозможности устранить поломку, а также из-за отсутствия топлива. Из архивных документов: "125-й танковый полк 202-й МД 12-го МК ПрибОВО 22 июня 1941 года вывел по тревоге 49 Т-26, а 16 боевых машин бросил неисправными в парках..." Слово генералу Д.И. Рябышеву (он в 1941 командовал 8-м мехкорпусом РККА в составе Киевского особого военного округа): "...В целях экономии моторесурса Автобронетанковое управление Красной Армии нам не разрешало вести боевую учебу экипажей на новых танках. Примерно за десять дней до начала войны у нас побывал начальник этого управления генерал-лейтенант танковых войск Я. Н. Федоренко. Я просил у него разрешения провести учения на новых боевых машинах, чтобы механики-водители попрактиковались в вождении своих танков, но он не разрешил и намекнул, что в ближайшем будущем могут возникнуть условия, когда практики у всех будет с избытком. Для этого и надо приберечь моторесурс." Учитывая тот факт, что новые тяжёлые и средние танки имели небольшой межремонтный ресурс — по заявлению Кировского завода для КВ не более 150 моточасов — руководство ГАБТУ РККА начало изыскивать способы сбережения машин не снижая качества боевой подготовки. Для этого решили использовать танкетки Т-27, которых в армии имелось довольно много, а их боевая ценность к 1940 году была весьма низкой. Приказом наркома обороны СССР №349 от 10 декабря 1940 года «О мероприятиях по сбережению материальной части тяжёлых и средних танков» в целях сохранения материальной части КВ и Т-34 и «поддержания их в постоянной боевой готовности с максимальным количеством моторесурсов» для обучения экипажей вождению и стрельбе, а также сколачиванию танковых частей и соединений разрешалось расходовать в год на каждую машину учебно-боевого парка 30 моточасов, а на машину боевого парка — 15 часов. А вот все тактические занятия предписывалось проводить на танкетках Т-27... Советские танкисты на занятиях Вспоминает танкист-ветеран В.П. Брюхов, закончивший перед войной советское танковое училище: "...Надо сказать, учебная база была очень слабой. Я после войны посмотрел немецкий учебный комплекс в Австрии. Конечно, он был намного лучше. Например, у нас мишени для стрельбы из орудий были неподвижные, мишени для стрельбы из пулеметов - появляющиеся. Что значит появляющиеся? В окоп, в котором сидит солдатик, проведен телефон, по которому ему командуют: "Показать! Опустить!" Положено, чтобы мишень появлялась на 5-6 секунд, а один дольше продержит, другой - меньше. У немцев на полигоне была установлена система блоков, управляемая одним большим колесом, оперирующая и орудийными, и пулеметными мишенями. Колесо крутили руками, причем от скорости вращения этого колеса зависела продолжительность появления мишени. Немецкие танкисты были подготовлены лучше, и с ними в бою встречаться было очень опасно. Ведь я, закончив училище, выпустил три снаряда и пулеметный диск. Разве это подготовка? Учили нас немного вождению на БТ-5. Давали азы - с места трогаться, по прямой водить. Были занятия по тактике, но в основном в пешем порядке." Напомним, что Брюхов готовился стать офицером-танкистом, а подготовка рядовых членов экипажей в РККА была и вовсе мизерной: механиков-водителей готовили три месяца, радистов и заряжающих – месяц. Цитата: "2-я танковая дивизия генерал-майора Солянкина была, вероятно, единственной в Красной Армии, в которой перед войной осуществлялись учебные стрельбы из танков КВ-2." Как говорится, без комментариев. Согласно приказу наркома обороны СССР №0283 от 24 октября 1940 г. "О порядке эксплуатации боевой техники и боевой подготовке на 1940/1941 учебный год" на подготовку в линейных частях башенного стрелка легкого танка было предусмотрено 2 моточаса, механика-водителя - 4,5 моточаса; на отработку стрельбы из тяжелого или среднего танка выделялся 1 м/ч; отработку вождения мехвода - 3 м/ч. В учебных частях нормы были значительно выше, однако на практике требуемые нормы снабжения горючим часто не соблюдались и обучаемые получали значительно меньше моточасов, чем даже требовали приказы. Ко всему прочему имелся огромный некомплект комсостава. Данные по некоторым соединениям на июнь 1941 г.: в 35-й тд 9-го мехкорпуса КОВО вместо 8 командиров танковых батальонов имелось 3 (укомплектованность 37%), командиров рот — 13 вместо 24 (54,2%), командиров взводов — 6 вместо 74 (8%). Источники: http://forum.worldoftanks.ru/index.php?/topic/11759-обучение-немецких-танкистов/ https://ru.wikipedia.org/wiki/Панцерваффе https://historical-fact.livejournal.com/71107.html https://historical-fact.livejournal.com/5807.html https://arsenal-info.ru/b/book/1748062368/5 http://thelib.ru/books/baryatinskiy_mihail/tankovye_asy_vtoroy_mirovoy-read.html
Василий Еремин




Источник



Читайте также: 


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  • Комментариев: 0

Похожие новости:





  • Суровые танки в женских руках Суровые танки в женских руках
    По сути, учения танковых экипажей, на которых я вчера побывал, были самыми обыкновенными, регулярно ведущимися учениями в ВС ДНР, на которых оттачивается мастерство танковых экипажей. Вот только

  • Танкисты ВВО учатся новой тактике стрельбы Танкисты ВВО учатся новой тактике стрельбы "Танковая карусель"
    С танкистами мотострелкового соединения Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Республике Бурятия, проведены занятия по боевой подготовке с использованием тактики «Танковая карусель»,
  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.